Женские секреты
Много полезных советов для женщин!

В 25 за моими плечами уже была успешная карьера маркетолога, но ни уважение коллег, ни первые сумки LV не делали меня счастливой. Я поняла, что хочу замуж: засыпать, уткнувшись любимому мужчине носом 27.03.2015

В 25 за моими плечами уже была успешная карьера маркетолога, но ни уважение коллег, ни первые сумки LV не делали меня счастливой. Я поняла, что хочу замуж: засыпать, уткнувшись любимому мужчине носом

В 25 за моими плечами уже была успешная карьера маркетолога, но ни уважение коллег, ни первые сумки LV не делали меня счастливой. Я поняла, что хочу замуж: засыпать, уткнувшись любимому мужчине носом в спину, и просыпаться пораньше, чтобы приготовить вкусный завтрак.

По работе я часто ходила на мероприятия для стартаперов, и как-то сама собой пришла мысль, что мужа искать надо именно здесь. Молодые, амбициозные красавцы, сплошь генеральные директора собственных компаний, казались мне единственной надеждой на светлое будущее. Большинство достойных ровесников уже были женаты, а у начинающих предпринимателей есть бизнес или хотя бы бизнес-план, но нет жены.

На одной из таких тусовок я познакомилась со своим мужем. Увидев издалека высокого темноволосого парня, который увлечённо рассказывал о георадарах, которые он сам разработал, я подошла ближе. Он говорил, что его изобретение изменит мир. Причём так убедительно, что я сразу влюбилась.

На свиданиях мы постоянно обсуждали его проект. За первый месяц отношений я узнала о георадарах всё: как проводить картирование геологических структур, как быстрее определить мощности техногенных грунтов и зоны повышенной трещиноватости.

На третий месяц знакомства мы съехались. Чтобы нормально жить, мой стартапер не только занимался своим проектом, но и подрабатывал на стороне. Но денег отчаянно не было. Я не понимала, куда они уходят. Оказалось, что вокруг моего возлюбленного «кролика» паслось немало волков, желающих откусить от него кусочек, и пожирнее. Свои услуги ему навязывали разного рода консультанты и упаковщики. Одни предлагали за 100 000 рублей заполнить заявку на получение гранта. Они так убедительно рассказывали, что без их услуг грант никто не даст! Другие навязывали услуги по составлению презентаций для инвесторов. Сюда тоже нужно было не меньше 100 000 рублей. И мой бойфренд на всё это вёлся! Потом я узнала, что и его знакомые предприниматели отстёгивали круглые суммы на сомнительные услуги.

Убедить моего мужчину, что это разводка пожиже, было просто невозможно. А раз отговорить покупать все эти услуги я не могла, пришлось делать всё это для него самостоятельно. Я начала обзванивать знакомых журналистов и своими силами устроила ему пиар-кампанию, начала делать презентации. Прожив с ним полгода, я уже начала мечтать, что через 20 лет я услышу в свой адрес знаменитые слова Генри Форда: «Я мог бы быть кем угодно… Лишь бы рядом со мной была моя жена».

Скажу вам честно, что когда вы вместе пишете бизнес-планы и весь вечер репетируете речь перед инвестором — это прекрасно. Ощущение единства и команды делают секс по-настоящему воодушевлённым. Правда, с утра всё уже не кажется таким радужным. Я плетусь на постылую работу, а он продолжает что-то пересчитывать.

Так мы прожили год. Год он разрывался между своей подработкой и проектом. Год вкладывал все деньги в стартап. К этому времени я уже окончательно поняла, что моя, по его словам, «неважная» работа — это единственный наш стабильный доход. Деньги, вложенные в стартап, вытащить просто невозможно — нужно только вкладывать.

И чем меньше оставалось денег у моего стартапера, тем хуже становилось его настроение. Был период, когда он больше месяца не ходил на свою подработку: ночами не мог уснуть и что-то нервно писал, а днём лежал раздавленный на диване перед телевизором, отказываясь разговаривать. Мои попытки его развеселить не приносили никаких результатов — выходить из дома для развлечений он отказывался, а мои кулинарные шедевры съедались без удовольствия, как солома в хлеву.

Были моменты, когда я срывалась и кричала на него, мол, он мужчина и обязан приносить деньги в семью.

«Если не получается с твоим чёртовым проектом, то иди таксовать. Ты не мужик, если ничего не зарабатываешь. Я больше не хочу покупать еду и оплачивать счета! Я хочу цветов и ресторанов», — лютовала я. Потом, конечно, просила прощения и страшно себя грызла. Он прощал, и мы жили по-старому: он считал мою работу неважной, мы оплачивали всё моей зарплатной картой, я считала его непризнанным гением и ждала, что его проект вот-вот изменит мир.

После года совместной жизни мой бойфренд изменился. Забросил свой стартап и стал ходить на «нормальную наёмную работу». Вставал чуть свет и шёл зарабатывать деньги. Но денег я опять почему-то не видела — в моей жизни по-прежнему не было ни цветов, ни подарков. Зато потом оказалось, что он копил на свадьбу и обручальное кольцо с бриллиантом. Когда он встал на колено и предложил мне стать его женой, я без тени сомнений ответила: «Да».

После свадьбы прошло уже больше полугода, мы восстановили финансовое положение, опять готовы плотно заниматься нашим стартапом и искать $100 000, чтобы сделать прототип и войти в большой бизнес нашей маленькой, но сильной командой.

В 25 за моими плечами уже была успешная карьера маркетолога, но ни уважение коллег, ни первые сумки LV не делали меня счастливой. Я поняла, что хочу замуж: засыпать, уткнувшись любимому мужчине носом


Категория Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>